Огненный бог Марранов. А.Волков. Стр. 88
«Огненный бог Марранов» К оглавлению Показать карту Показать обложку

раз, надеясь, что хоть одно из них дойдет до Страшилы. Так оно и получалось, потому что правитель Изумрудного острова подолгу не отрывался от телевизора. Из ежедневных докладов своего осведомителя Страшила знал, что по ночам, когда Марраны спали мертвым сном, Кагги-Карр вела долгие разговоры с Дровосеком и поддерживала в нем бодрость. Более того: ворона предлагала Дровосеку освободить его, перебив веревки крепким клювом. Дровосек отказался: за ночные часы он не успел бы уйти так далеко, чтобы его не догнали быстроногие Марраны. Зато Кагги-Карр раздобывала в армейских складах масло и смазывала ржавевшие суставы Дровосека.

Страшила не ограничивался телевизионной связью с одной лишь вороной. Он ловил в поле зрения то мрачного Урфина во главе войска, то одну из рот, лениво шагавшую по каменистому плоскогорью, то носилки, в которых Марраны тащили связанного Дровосека.

Изумрудный остров усиленно готовился к обороне. Подготовкой ведали Страшила, Дин Гиор и Фарамант.

Длиннобородый Солдат, вновь возведенный Страшилой в сан фельдмаршала, забыл о своей бороде, а Фарамант запрятал подальше сумку с зелеными очками. Втроем со Страшилой они составили Главный штаб. Штабисты понимали, что канал на какое-то время задержит наступающую армию, и все горожане восхваляли предусмотрительность Страшилы, превратившего Изумрудный город в остров.

— Наш правитель, — с гордостью говорили люди, — видит будущее на много лет вперед!

И вместе с тем было ясно, что тем или иным способом враги переберутся через канал. Значит, главной линией обороны должны стать городские стены.

Под руководством фельдмаршала жители таскали на стены груды камней, громоздили охапки соломы, готовили

медные чаны с водой, чтобы кипятить ее перед штурмом и выливать на головы нападающих. Оружейники спали по два-три часа в сутки. Они готовили тугие луки, выстругивали стрелы, а кузнецы ковали для них железные наконечники. По дорогам, ведущим в город, скрипели телеги, запряженные маленькими лошадками, и тачки. Провизия заготовлялась для долгой осады. Обитатели Изумрудного города хорошо помнили, что означает владычество Урфина Джюса, и не хотели испытать его вторично.

Когда армия Урфина находилась на расстоянии трехдневного перехода от столицы Изумрудной страны, к Страшиле по птичьей почте пришло важное известие. Его принесла голубая сойка.

— По поручению вороны Кагги-Карр сообщаю вам, Трижды Премудрый Правитель, следующее! — прокричала запыхавшаяся сойка. — Войско Урфина Джюса забирает на фермах доски и бревна. Нести их очень тяжело, и солдаты Урфина изнемогают, а все-таки волокут эти громоздкие вещи. Цели таких действий госпожа Кагги-Карр не понимает, а потому доносит вам.

Страшила тотчас собрал военный совет.

Фельдмаршал Дин Гиор высказал предположение, что бревнами воспользуются как таранами, чтобы разбить городские ворота. Но зачем Урфину понадобились доски, он не мог объяснить. Начальник снабжения Фарамант думал, что доски и бревна тащат для костров, греться по ночам и готовить пищу. Именитые граждане молчали.

Тогда взял слово Страшила.

— Эх вы, стра-те-ги, — презрительно сказал он. — Неужели вам не ясно, что Урфин знает о нашем канале. Но ведь по воде люди пешком ходить не могут, через воду надо строить мост. Вот для этого враги и несут с собой материал.

Сконфуженные члены совета молчали.

Назад
Вперед
<——  н="" а="" з="" а="">
В п е р е д  ——>
— 88 —
— 89 —
Яндекс цитирования     Яндекс.Метрика