Урфин Джюс и его деревянные солдаты. А.Волков. Стр. 172
«Урфин Джюс и его деревянные солдаты» К оглавлению Показать карту Показать обложку

— А я уже придумала предлог, не беспокойся!

Моряк опоясал Элли под мышками широкой лямкой, а к лямке привязал хорошую бечевку. Элли взяла корзинку и протиснулась между прутьями, поддерживавшими кровлю.

Дровосек караулил противоположную сторону: никто из дуболомов не собирался отправиться обходом вокруг башни.

Моряк медленно спускал Элли, а та упиралась руками в изрытый непогодами и временем бок башни. Наконец она коснулась ногами земли.

Смелая девочка сбросила лямку, которую моряк тотчас втянул наверх, послала дяде воздушный поцелуй и неторопливо пошла по дороге.

Чарли Блек следил за ней с бьющимся сердцем и успокоился лишь тогда, когда Элли достигла дороги, вымощенной желтым кирпичом, и помахала ему рукой.

Элли не сразу пошла в город. Свернув на полянку, она набрала в корзинку прекрасных душистых ягод, а драгоценную пилку спрятала на самое дно. После этого она двинулась в путь и смело постучала в городские ворота. Корзинка с ягодами, собранными будто бы для Урфина Джюса, послужили ей пропуском.

Элли шла по улицам, когда-то блиставшим изумрудами и переполненными нарядной толпой. Как теперь было здесь пусто, и угрюмо, и скучно!

Во дворце ей показали, как пройти на кухню. Толстяк Балуоль не узнал Элли в ее новом наряде, а узнав, страшно обрадовался.

Элли просидела в его каморке до ночи, а потом повар провел ее к окну камеры, где были заключены Дин Гиор и Фарамант. Окно, к счастью, оказалось незастекленным. Элли начала звать спящих. Добудиться их оказалось не так-то легко, потому что люди с крепкой совестью спят крепко

даже на тюремной койке. Первым проснулся Фарамант, он растолкал Дина Гиора.

Друзья страшно обрадовались, узнав, что свобода явилась к ним в виде Элли со стальной пилкой. Тюремщик находился в коридоре за стальной дверью, мешать было некому, вставая поочередно один другому на спину, заработали пилкой. Через десять минут прутья решетки были перепилены.

Первым вылез Дин Гиор, опираясь на спину Фараманта. Но как выбраться стражу ворот, в камере не было ни стола, ни стула, а железные кровати были крепко привинчены к полу и на них не было ни простынь, ни одеял?

— Как же быть? — шептал Дин Гиор, наклонясь к окну. — Никакой веревки…

— Никакой веревки! — насмешливо повторил Фарамант. — Эх ты, борода! Про свою бороду забыл!

— А ведь и вправду я про бороду забыл! — обрадованно согласился Дин Гиор.

Он опустил свою пышную бороду в окно, и страж ворот, вцепившись в ее пряди и упираясь ногами в стену, полез наверх.

Дин Гиор заскрипел зубами от напряжения, но выдержал. И оба друга бросились обнимать свою спасительницу Элли.

Повар вывел компанию через заднюю калитку в ограде дворца и все трое оказались на улице. Выйти обычным путем из города было невозможно, так как ворота зорко охранялись дуболомами и полицией. Пришлось перебраться через городскую стену. Зайдя на одну из окрестных ферм, Фарамант пошептался с хозяином, и после разговора тот отправил двух своих молодых и быстроногих сыновей на северо-запад, а сам пошел к соседу. Встреча всех друзей была назначена в овраге, где начинался

Назад
Вперед
<——  н="" а="" з="" а="">
В п е р е д  ——>
— 172 —
— 173 —
Яндекс цитирования     Яндекс.Метрика